Вечер памяти в кругу семьи "Давайте вспомним ушедшей войны след"

Вечер памяти в кругу семьи "Давайте вспомним ушедшей войны след"

Светом благодарной памяти, светом любви нашей, светом скорби нашей пусть озарятся имена павших. Вспомним… Вспомним тех, кто бился с врагом на фронте, кто воевал в партизанских отрядах, кто страдал в фашистских концлагерях. Вспомним тех, кто без сна и отдыха трудился в тылу. Вспомним тех, кто дошел до Берлина и Праги и кого сегодня нет с нами… Вспомним о деревнях, сожженных дотла, о поселках, стертых с лица земли… Вспомним о сотнях городов, разрушенных, но непокоренных. Каждую улицу вспомним, каждый дом…

Своим рассказом поделилась библиотекарь Раздольновской сельской библиотеки Надежда Алимешева: «Я хочу рассказать о моем дедушке Хамзине Баязете, 1910 года рождения. Откуда в моей бабушке Марусе было столько несгибаемой силы, энергии, воли к жизни? Совсем молодой женщиной проводила она своего любимого мужа, Хамзина Баязета на Великую Отечественную войну, оставшись с маленьким сыном на руках и в ожидании еще одного ребенка. Поначалу от мужа приходили письма, и сердце ее заходилось от радости. Последнее письмо пришло в августе 1941 года, но дальше лишь боль и пустота… Бабушка так и не дождалась своего мужа. В одном из номеров газеты «ЗОЖ» за 2018 год мы прочитали статью о том, что некий Куванышев У.П. из Татарстана занимается поисками солдат, пропавших без вести. И дочь Баязета, Егизова Мнавар, написала ему письмо. Через несколько месяцев пришла информация о том, что мой дед Хамзин Баязет погиб в плену в концлагере Шталаг 352.Этот лагерь рассматривался как перевалочная база на пути следования военнопленных в лагеря Остланда, Генерал – губернаторства и Германии. В него свозились пленные со многих участков советско-германского фронта: из-под Вязьмы, Калинина, Москвы, Сталинграда и т.д.Существовал лагерь с 1941 года по 1944 год. Структурно лагерь состоял из двух частей: «Лесного лагеря» у деревни Масюковщина и «Городского лагеря» в Минске, размещавшегося в бывших Пушкинских казармах по Логойскому тракту. Именно в этот лагерь и попал наш дед.Приказом коменданта лагеря Осфельда от 16 сентября 1941 года для заключённых устанавливался паёк эрзац – хлеба в размере 160 г в день. Осенью и зимой 1941-1942 годов их суточный рацион состоял из 80-100 г хлеба и двух кружек баланды, сваренной из гнилой промёрзлой картошки с примесью соломы. Вследствие такого питания смертность в лагере от голода и холода достигала огромных размеров — каждое утро выносилось по 100 – 150 трупов. Лишение пищи практиковалось лагерными властями и как наказание. Так однажды все заключённые в качестве наказания за поломку нар были вынуждены провести на плацу без еды несколько часов. Поскольку дело происходило в ноябре, после этого на нём осталось более 200 замёрзших трупов.В ноябре – декабре 1941 года в лагере вспыхнула эпидемия тифа. Никакой медицинской помощи узникам со стороны немцев не оказывалось. В результате этого в декабре 1941 – марте 1942 года ежедневно умирало по 200 – 300 человек. Всего за зиму 1941 -1942 гг. в лагере умерло 55 тыс.человек. Пытавшихся бежать, вешали на плацу крюками за подбородок, те долго и мучительно умирали. В лагере широко практиковались издевательства над военнопленными. Согласно выводам Чрезвычайной государственной комиссии по выявлению и расследованию зверств немецко-фашистских захватчиков, работавшей в лагере после освобождения Минска, причиной более чем 80% смертных случаев среди пленных было истощение. Мой дед Хамзин Баязет служил в качестве рядового в сводной дивизии, входил в разведгруппу. В один день из разведки не вернулась вся группа. Всю группу считали пропавшим без вести. И вот, спустя 75 лет, благодаря Куванышеву У.П., мы нашли его. Для всей нашей большой семьи, эта была шокирующая информация. Помните! Через века, через года,- помните! О тех, кто уже не придет никогда,- помните! Не плачьте! В горле сдержите стоны, горькие стоны. Памяти павших будьте достойны! Вечно достойны! ПОМНИМ, ГОРДИМСЯ, ЧТИМ!».

21:20
38
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Яндекс.Метрика