Саратовское правобережье в 18 веке

Саратовское правобережье в 18 веке

1. Поволжье – пограничный район на рубеже 17-18 веков

Трудно представить, что 300 лет назад Саратовский край не был заселён миллионами жителей, а представлял собой почти безлюдное пространство, служащее убежищем разбойным ватагам, и посещаемое казачьей вольницей, ногайскими и калмыцкими отрядами.

Шла борьба за территорию.

Меня могут спросить – какая борьба? К началу 18 века Поволжье принадлежало России. Ещё полтора века назад в 1554 году русские войска покорили сначала Казань, а потом, и Астрахань захватили, причём, без боя.

Почти так, но не совсем.

Действительно, Астрахань была русским форпостом на Каспийском направлении. Да, она имела политическое значение как город, принимающий путешественников и послов из Китая и Персии, из Закавказья и Кавказа. Астрахань имела и торгово-экономическое значение, как оплот торговли на Великом Волжском пути. Только весь волжский путь можно представить как вытянутый палец руки, который легко сломать. Ведь с левого берега шалили полукочевые калмыки, а из предкавказских степей постоянно осуществлялись нахальные ногайские набеги.

Формально, территория Среднего и Нижнего Поволжья принадлежала России, но только формально. Достаточно напомнить, что турецкая армия в 1569 году осадила Астрахань, правда, с позорным результатом, а ногайские и крымские набеги были ещё и в 18 веке. Причём, последний набег крымцев в 1717 году был весьма значительным и разрушительным.

Конечно, Волга хоть и не абсолютно, но контролировалась Россией, но земли, примыкавшие к Волге, аж до Самары, были зоной риска не только для одиноких путешественников, но и для осёдлого хозяйствования.
Почему же такое было возможно?

1.1 Борьба за влияние между Россией и Турцией

Существовала цепочка устойчивых политических связей: Османская империя - Крымское ханство - Ногайская орда. Турция через Крымского хана благословляла дерзкие действия ногайцев. Это ослабляло Россию. На первый взгляд это выглядит мелкой пакостью, но в большой политике не бывает мелочей.

Такая ситуация отвлекала часть вооружённых сил России.
Молодой Петр I, придя к власти в 1682 году, хотел решить вопрос кардинально.В его действиях чувствуется последовательность.


1694 год – Пётр посылает инженеров под приглядом князя Куракина для строительства Волго-Донского канала и оборонительной царицынской линии. По его замыслу это будет непреодолимой преградой для вторжений.
1695 год – Пётр в Воронеже закладывает верфи для строительства кораблей Черноморской флотилии. Это уже вызов Турции.
1696 год – армия Петра захватывает крымскую крепость Азов. Это не только предъявление претензий на Азовское море и его побережье, но и ослабление связей ногайцев с Крымом.
С 1699 года Пётр начинает наделять служилых людей землями по оборонной линии Пенза – Петровск – Саратов. То есть Пётр усиливает пограничную службу в Поволжье.
Кажется, всё идёт к тому, что Нижнее Поволжье будет освоено. Но в политике не бывает простых решений.
Сначала стрелецкий бунт в 1698 году отвлёк царя, затем, в 1700 году, началась Северная война со Швецией, в 1707 году вспыхнул казацко-крестьянский бунт Кондрата Булавина на Хопре, а в завершение всех бед Турция в 1710 году объявила войну России и принудила вернуть Азов Крымскому ханству. В этой войне только счастье (и находчивость Екатерины I) спасло русскую армию от разгрома на реке Прут, а Петра I – от позорного плена.
Вот и оставалась волжская проблема не решённой.
По словам сподвижника царя Петра, Ивана Кириллова, жители г. Саратова и до Царицына вплоть до 1720 г., т. е. до построения сторожевой линии между Царицыным и Доном, «ничего сеят в полях и, степях не смели за опасением внезапных приходов кубанской орды, которая чинила великия озлобления российскому народу: брали людей и скот отгоняли».

1.2 Царицынская оборонная линия

Надо отдать должное царю Петру – он не оставил задач освоения новых земель, и в 1717 году вновь обратился к созданию царицынской оборонной линии, не взирая на обилие проблем.

Хотя не известно, как развивались бы события, если бы не, уже упоминавшийся, набег крымцев и ногайцев. Это было масштабное и, видимо, хорошо спланированное «мероприятие». Достаточно сказать, что были разграблены Царицын, Дмитриевск (нынешний Камышин), предместья Саратова и Петровска, Бурасы и другие населённые пункты. В неволю было уведено свыше 12 тысяч русских людей.
Впечатляет?
Можно представить гнев и без того задёрганного, уже больного и много пьющего Петра. Но царь, это главное лицо государства. Нужны были меры. И Пётр их принял.

1. На строительство вала были брошены десятки тысяч людей, которые около 2-х лет возводили высокий (до 12 метров) шестидесятикилометровый вал со рвом по периметру.

2. На определённой линии были построены земляные крепости Мечетная, Грачевская, Донская с артиллерийскими батареями. Между крепостями были сооружены 23 редута.

3. В непосредственной близости с оборонной линией были образованы воинские казацкие станицы.
К 1721 году оборонительная линия была в целом готова. В результате решалась не только оборонная проблема, но и возрастала перспектива заселения Поволжья.

2. Заселение Саратовского правобережья в 18 веке.

Нельзя сказать, что Саратовское правобережье к 18 веку совершенно не было заселено. Это не так.
Уже существовали такие населённые пункты, как Вольск (Малыковка), Ртищево (село Покровское) Петровск, Хвалынск (Сосновый остров), Аткарск (Еткара), хутор Балашов. Все эти населённые пункты основаны ещё в 16-17 веках. Кроме того, в необжитых краях по Хопру и Медведице скрывались староверы, беглые и..., конечно, разбойничьи шайки.Ещё в 1590 году, из «Степенной книги» известно, что "волжский атаман" Микита Болдырь, по приказанию саратовского воеводы Засекина, поймал на реке Медведице и привел к воеводе разбойника Треню Щеголева с его шайкой.
У исследователя А. Н. Минха в книге «Воровские городки» за 1688 год мы читаем:
«По грамотам Казанского дворца саратовскому воеводе Максиму Кологривову велено было посылать с Саратова служилых людей для ,,проведывания и осторожности от воров и расколыников донских казаков", чтобы они с реки Медведицы не пошли на р. Волгу, почему Кологривов посылает стрелецкого пятидесятника Евсейку Наумова с саратовскими конными стрельцами на р. Медведицу, где им, ворам и раскольщикам, бывает ход с Медведицы на Волгу.»
Или там же, годом позже:
Конный стрелец Кузьма Нечаев доносит саратовскому воевод Максиму Кологривову, что ему приказано было с саратовскими служилыми людьми и ратными людьми калмыцкого хана Чегана-Батыря Донжу проведать про воров и раскольщиков, но Чеган отказал дать ему своих ратных людей, так как послал для этого 200 человек. Нечаев поехал с 50 конными стрельцами к реке Медведице, на устье реки Карамыша, к воровскому заполянскому городку, под которым стоял уже стольник и полковник Семен Тоболевский, с тамбовскими служилыми людьми да из Черкасска городка атаман Иван Семенов с донскими казаками. Кузьма Нечаев ездил 22 сентября 1689 года в этот запольский городок для переговоров и передал им „ворам и раскольщикам", указ великих государей, чтобы они от воровства своего отстали; но они царского указа не послушались, почему стольник Тоболевский ночью же приступил к этому городку; но его не могли взять ,, потому что он стоит на острову, причем „воры и раскольщики" в этом бою побили и переранили многих тамбовцев и казаков. 26 сентября ушедшие из этого городка три человека сказывали, что городок сделан крепко, осыпан землею и около него подле воды поделан шанц; в городе сделан дубовый острог и засыпан землею с обеих сторон, а в нем поделаны частые бойницы; изб в этом городке нет, люди же живут в ямах (землянках). В городке построена часовня с тремя колоколами; имеются две пушки деревянные, обитые железом, а людей в том городе сидит человек с 300, да женского полу и детей около 700 человек. Кроме того человек 300 воров и раскольщиков ушли из того города „к воровскому умыслу". Так как этот запольный воровской казачий городок стоял в „крепких местах" на острове реки Медведицы и вокруг него озеро, а „сухопути к нему нет", то при осаде его государевы ратные люди „взяли камышные пуки сажени по три, клали их через озеро и ходили по ним к тому острову и воровскому городку на приступ, воры же вышли из городка на вылазку и с ними был сильный бой, причем воры сбили государевых ратных людей с острова, а после этого бою стольник Семен Тоболевский с государевыми ратными людьми и донскими казаками остался под тем казачьим городком, осадив его „накрепко" и ожидая морозов, чтобы по льду сделать приступ на него. Из этого городка воры казаки разсеялись по окрестным местам.
(Орфография сохранена)

Много беглецов в низовья Хопра и Медведицы было из Воронежа, где Петром I создавался российский флот. Бежали мастеровые с верфей, солдаты, крепостные крестьяне. Говоря современным языком, осуществлялся «незаконный», «рейдерский» захват земель.
Схема была проста: - побег в пределы Войска Донского, получение казацкого звания, поселение на свободных землях, объявление земли областью Войска Донского.

В конце концов, по приказу царя, правительственные войска провели чистку по Хопру и Медведице, донцы возмутились, началось восстание под предводительством Кондрата Булавина… в результате у казаков были отобраны и земли по Северному Донцу и было окончательно выяснено «кто в доме хозяин» по крайней мере, на Хопре и Медведице.
Из сказанного понятно, что к началу 18 века Саратовское правобережье всё же не было совершенно безлюдным краем. Скажем так - земля была свободна и готова к заселению. Началось наделение этой землёй служилых людей, отличившихся в Северной войне: однодворцев, помещиков-дворян и придворных вельмож.

2.1 Сословный состав Российской империи в 18 веке.

Что бы читатель лучше понимал дальнейший текст цитат, следует напомнить о сословном делении в России 18 века.
Издавна в Руси существовал «служилый» и «тягловый» люд.
Служилые люди: бояре, дворяне, стрельцы, казаки.
Тягловые люди: посадские и крестьяне, а так же самое бесправное сословие, существовавшее до 18 века – холопы, в дальнейшем приравненное к крепостным крестьянам.
В каждом сословии была своя структура. Например, крестьяне делились на государственных (черносошенных), дворцовых (в дальнейшем – удельных), крепостных, и однодворцев (лично свободных).
Посадские (в дальнейшем – мещане): чёрные слободы, чёрные сотни, белые слободы.
Пережитки Московской Руси изживались Петром принятием Табели о рангах в 1714 году. Теперь и недворяне могли получить дворянское звание.

Поэтому, когда мы читаем о наделении тех или иных людей землёй, то обнаружим, что не только дворяне получали землю, но и служилые недворяне, и крестьяне-однодворцы. Кроме того земля выдавалась общинам.

«Приказные обыкновенно получали земли на несколько человек по одной грамоте и в одном месте; одиночные грамоты указывали места отвода земель к ранее пожалованным. Имевшие крепостных людей переводили их на вновь полученные угодья; не имевшие продавали пожалованные им дачи более сильным содачникам. Таким путем образовались села: Дворянская и Сухая Терешки, Озерки, Безобразовка, Кадышовка и др., насчитывавшие в старину по 20 и больше одновременных мелкопоместных владельцев. Бывшие вольные села нередко обращались в поместья и вотчины, так напр. Широкий Буерак пожалован Елизаветой Петровной графу Разумовскому».
(На память 110 летней годовщины, С. Кропотова. стр.10 и 11.)

Ещё одна выдержка, о хозяевах и жителях деревень, на пожалованных землях. Этот материал будет интересен жителям Лысогорского района.

Среди них Богдановка полковника Богдана Киселева; Николаевка, Киселевка тож, майора Андриана Киселева; Барановка – однодворцы и крестьяне разных помещиков; Лисичкино – лейб-гвардии солдата Преображенского полка Григория Озерова и поручика Василия Бартенева; Полатовка – прокурора Григория Обухова, отставного дворянина Ивана Каракозова и помещиков Михаила Танеева и Семена Мошенского; Каракозовка – помещика Федора Каракозова; Неклюдовка – солдата Капорского полка Афанасия Неклюдова и его жены; Релня, Бахметевка тож, – бригадира Ивана Бахметева; Дмитриевское, Лысые Горы тож, – дворянки Прасковьи Грязновой, дворян Григория Орлова, Николая Щепотина, Ивана Салманова, Василия Есипова; Никольское, Колышлей тож – однодворцы и помещик Степан Власьев.
Пояснение – слово «тож» следует читать как «или», «иначе».
2.2 Становление губернии.

В будущей Саратовской губернии, в начале 18 века, была всего 1,1 тыс. душ мужского пола помещичьих крестьян и около 500 государственных, которые, преимущественно, были расселены в северном правобережье будущей Саратовской губернии.

Заселение южного правобережья велось медленно. В первую очередь, там проводилась так называемая «вольная» или «народная» колонизация. А проще говоря, захват земель беглыми крестьянами, солдатами, посадскими.

Даже в середине 18 века тема беглых была актуальна. Из архивов читаем, что даже в 1742 г. некий Сергей Мясоедов, будучи в сыскной команде, «нашел в Саратове и его окрестностях, по реке Волге, на судах и хуторах до 5000 беглых, в том числе солдат, драгун, матросов и рекрутов, от которых не только хлебопашцам, но и ратным людям опасно было в этом краю».

Другая команда в 1758 г. обнаружила в северной лесистой части края «всякого многобродного народа» тоже до 5 тыс. человек, причем многие жили в ясачных селах и деревнях. На р. Карамыше было обнаружено до тысячи беглых, называвших себя казаками и солдатами, при этом 600 из них жили в укрепленном городке, который был уничтожен розыскной командой16.

И так, население в Саратовском регионе было незначительным. А это играло определяющую роль для статуса региона. В Российской империи, Петром было введено трёхзвенное административное деление: губерния-провинция-уезд. Как это ни странно, Саратов не был даже уездным городом аж до 1769 года, когда ему был присвоен сразу статус провинциального центра.
1767 г. Саратов еще не имел уезда, а города и поселения других уездов находились от него в дальнем расстоянии.
(Сборн. Рус. Ист. Общ., т. IV, стр. 123.)

Получение Саратовом статуса в 1769 году провинциального центра говорит о том, что к тому времени население Саратовской земли увеличилось.

Ещё бы! Только в 1723 г. на территории будущих Балашовского и Сердобского уездов по р. Хопру и его притокам были даны земель¬ные пожалования сразу 600 дворянам. Земли отводились также в еще редко заселенных бассейнах рек Медведица, Сура, Терса.

В 1736-37 годах, в «Саратовские пустоши» совершено переселение украинцев из под Полтавы.
А к середине 18 века, по данным исследователя истории Нижнего Поволжья А. А. Гераклитова, в правобережье (без терри¬тории Камышинского и Царицынского уездов) 110 из 166 селений, существовавших здесь были заселены крепостными крестьянами. По ревизии 1762 года крепостные крестьяне составляли 46% всего населения края. Из 188476 учтенных душ мужского пола податного населения будущего наме¬стничества крепостных было 88205 душ. Это значит, что земли отдавались помещикам.

Осуществлялись (говоря современным языком) и рейдерские захваты земли.
1767 год. В наказе, данном депутату г. Саратова, черносошные крестьяне писали, что офицеры, дворяне, купцы и приказные служители завладели самыми удобными их землями, самовольно перевели на них крестьян и до того стеснили жителей, что они принуждены у них же нанимать луга. Крестьяне жаловались, что самовольные пришельцы запрещают им пользоваться лесом и причиняют разного рода обиды.
Дворянство приобретало земли не только пожалованиями, но и покупкой казенных земель. Опубликованный в 1765 г. ма¬нифест о Генеральном межевании поощрял такую продажу земель по бросовым ценам - 1 рубль за десятину (1,092 га) без леса и 2 руб¬ля за десятину со строевым лесом.
Манифест закреплял за помещиками и все предшествующие прямые и косвенные захваты земель без предъявления каких-либо документов при условии такой же оплаты. В дальнейшем же предполагалось наделять землей только на законном основании.
Вот это была «приватизация»!
Дворцовых крестьян расселяли в Вольском уезде. Их втиснули так, что они потеснили монастырских крестьян, вынужденных перебраться на левый берег, где основали деревню Булакову. Теперь это Балаково.

В 1763 году в юго-западной части саратовского правобережья выделены пахотные земли для украинских солевозчиков (чумаков), работающих на Эльтоне.

На приток жителей повлиял манифест Екатерины II в 1762-63 годах, где к заселению пустующих поволжских земель приглашались иностранцы. С 1764 года началась интенсивная колонизация Поволжья немецкими переселенцами.
Указом была точно определена и местность для иностранных поселений: Поволжье от Чардыма до Царицына, отсюда к Дону, затем по границе казачьих земель до Хопра, вверх по левому берегу Хопра до сёл Знаменское и Долгоруково, а потом подле Пензенской губернии до Саратова и через него полосой к Чардыму.
В один день с выходом манифеста 22 июля 1763 г. Екатерина II создала новое центральное учреждение для ведения колониями, так называемую канцелярию опекунства иностранных колонистов, просуществовавшую до 1782 г. Президентом особой канцелярии опеки иностранцев был назначен граф Григорий Григорьевич Орлов.
Мало кто знает, что существовала практика привлечения иностранцев не только через агентов, но и при помощи «вызывателей» - лиц, самостоятельно организовывавших колонии, но ставивших колонистов в частноправовую зависимость от себя (платежи десятины «вызывателям», административно-судебная власть «вызывателей»). Вызов дал неожиданный результат. Уже в 1766 г. пришлось прекратить вызов, с тем чтобы устроить всех ранее вызванных.
С весны 1766 г. в Саратове начала работать контора Канцелярии опекунства, созданная по причине резкого увеличения числа переселенцев. Создание колоний на Волге шло по нарастающей: в 1765 г. - 12 колоний, в 1766 г. - 21, в 1767 г. - 67. По данным переписи колонистов в 1769 г. в 105 колониях на Волге проживало 6,5 тысяч семей, что составляло около 23, тысячи человек, а в 1773 году 31 тысяча. В правобережье насчитывалось 60 колоний.
Немецкие колонии на Волге пользовались покровительством у императрицы Екатерины II.
В одном из писем к Вольтеру в 1769 г. она писала:
«…прелестная Саратовская колония достигает теперь 27 тысяч душ…колонисты мирно возделывают свои поля и…целых 30 лет им не придется платить никаких податей и повинностей.»
В 1780 году было учреждено Саратовское наместничество в составе девяти уездов (Саратовский. Хвалынский. Вольский, Кузнецкий, Сердобский. Аткарский, Петровский, Балашовский и Камышинский), которое со 2 апреля 1782 года было преобразовано в губернию.

А. Яковлев

Источники:

Осипов В. А. Саратовский край в XVIII веке. Саратов, 1985.
Гераклитов А. А. История Саратовского края в XVI - XVIII веках. Саратов, 1923.
Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1-е (далее – ПСЗ-1). Т. 16
Плеве И. Р. Немецкие колонии на Волге во второй половине XVIII века. М., 1998.
Минх А. Н. Ист-географ. словарь Саратовской губер¬нии. Саратов, 1889. Т. 1, вып. 3.
Сборник русского исторического общества. СПб., 1869. Т. IV.
Григорьев В. Реформа местного управления при Екатерине II. СПб., 1910.
Скопин Н. Г. Записки дневные о делах и вещах достопамятных
На память 110 летней годовщины, С. Кропотова.
Сбориик стат. сведений по Саратовскоп губ., т. 5, стр. 3.
Историч. очерк Шахматова.
«Саратов в эпоху Петра Великого». Ф. Чекалина, Сарат. Листок 1892 г , № 108.
Русский Архив 1891 г., кн. 4

00:38
2005
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Похожие материалы
Саратовские кадеты поедут на парад в Самару
Смотр-конкурс «Вперед к победе» посвящен параду, который проходил в далеком 1941 году в трех городах страны: Москве, Куйбышеве и Воронеже....
Представители Саратовского УФАС России приняли участие в семинаре по закупкам в Правительстве Сарато
29 сентября 2015 года начальник отдела контроля закупок Павел Кошманов и ведущий эксперт Саратовского УФАС России Николай Ремезов принял...
Скоропостижно скончался замначальника УФСКН по Саратовской области
Вчера на 45-м году жизни скоропостижно скончался полковник полиции Николай Фомичев, заместитель начальника УФСКН России по СаратовскоЮ..
В Саратовской области прогнозируется чрезвычайный уровень пожарной опасности
В числе риска — 37 районов По данным Саратовского центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, сегодня в 37 из 38 районов Ю..