Раскулачивание крестьянских хозяйств

Еще в конце XIX века В. И. Ленин, описывая социальную структуру российской деревни, сделал вывод о том, что крестьянская буржуазия, составляя ничтожное меньшинство крестьянства, по своему удельному весу в сельскохозяйственном производстве «является, безусловно преобладающей. Она — господин современной деревни».

С социально-классовой точки зрения кулак для коммунистов-большевиков означал и представлял слой деревенских людей, абсолютно чуждый делу и целям пролетариата, значит, он подлежал вместе с помещиками и капиталистами безусловному подавлению.

Ленин сделал далеко идущий теоретический вывод о том, что кулаки -«самые зверские, самые грубые, самые дикие эксплуататоры». 
Еще до взятия власти в стране большевиками беднейшее крестьянство уже было настроено на беспощадную борьбу за землю и передачу всей власти Советам.

Такое настроение крестьян присутствовало среди беднейших слоев в Аткарском уезде Саратовской губернии.

Так, 3 сентября 1917 года крестьяне деревень Двоенка, Ключи, Харевка, Суровка и Александровка на своем собрании в присутствии 400 человек приняли резолюцию о передаче всей власти Советам и земли крестьянам и о закрытии буржуазных газет.

Документ

«… землю помещичью, монастырскую, удельную нужно сейчас объявить общественной собственностью без всякого выкупа и передать до Учредительного собрания в ведение земельных комитетов на местах (или волостных земств).

Председатель собрания Двоенский сельский староста
И. Агафонов»

Группа граждан села Шмакова Балка Аткарского уезда в количестве 3 человек 17 сентября 1917 года избрали временный Совет и решили примкнуть к программе РСДРП.

Граждане нескольких сел Аткарского уезда 8 сентября 1918 г. избрали на своем собрании Богородской волостной комитет и приняли решение об усилении борьбы с кулачеством, спекуляцией и саботажем.

Документов, подтверждающих наличие борьбы с зажиточной частью деревни в масштабе всей страны и наших местах имеется очень много. Постановлением от 18 мая 1918 года Саратовского губернского Совета сельского хозяйства определялись мероприятия по социализации земли в губернии.

Ко времени проведения массовых кампаний раскулачивания во многих регионах страны и в Саратовском Поволжье уже был оформлен социальный раскол внутри деревни на беднейшее и маломощное середняцкое и зажиточные кулацкие слои.

И. В. Сталин в докладе на XIV съезде ВКП в декабре 1925 года отмечал, что «пролетариат должен иметь своих агентов в деревне».

«… понятие «кулак» приобрело не только антисоветский, но и вообще антиобщественный смысл. Для борьбы с кулаками предполагалось задействовать всю мощь государственных мер экономического, политического, правового и идеологического характера. Обстановка борьбы привела к… открытому насилию в отношении зажиточных слоев деревни. Это проявилось в конкретной деятельности партийных и государственных структур власти».

Согласно статьи 85 Конституции РСФСР 1918 года были определены социальные категории граждан, лишавшиеся избирательного права.

Среди Них:

  1. лица, прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли;
  2. лица, живущие на нетрудовые доходы, как-то: процент с капитала, доходы с предприятий, поступления с имущества и т. п.;
  3. частные торговцы, торговые и коммерческие посредники...

Подобные статьи, ограничивающие права отдельных граждан, затем вошли в Конституцию СССР 1924 года.

Ко времени проведения кампании «борьбы с кулачеством в 30-е годы как классом» круг лишенцев избирательных прав увеличился за счет включения в этот список середняцкой части крестьян.

В архивном деле «Секретная и совершенно секретная переписка» Лысогорского райкома партии за 1928 год» имеются списки лиц, лишенных избирательных прав по Лысогорскому району Саратовского округа Нижне-Волжского края.


Село Большая Рельня — всего 15 человек, среди них:

  • Захаркинский Семен Лукич — священник местной церкви со всей его большой семьей;
  • Симаков Петр Федорович, Шумова Нина Павловна — мещане;
  • Сидоров Иван Петрович — церковный староста с женой;
  • Бодин Иван Павлович — бывший стражник;
  • Бодин Матвей Петрович — под судом за растрату кооперативных денег и другие.

Село Лысые Горы — всего 21 человек, среди них:

  • бывшие стражники, урядники, торговцы скотом и служители культа с членами своих семей;
  • в этом списке два священника: Козлов Егор Ефремович и псаломщик Козлов Николай Михайлович.

Село Урицкое — всего 19 человек, среди них:

  • церковнослужители Константинов Георгий Дмитриевич и псаломщик Семенов Николай Иванович.

Село Чадаевка — всего 30 человек, среди них: священнослужителели:

  • Иванов Константин Николаевич;
  • Хлебнов Федор Федорович;
  • Евланов Вакула Иванович;
  • Хрестов Иван Кузьмич.

Село Шереметьевка — 6 человек, среди них священник Горский Алексей Александрович.

Село Юнгеровка — 9 человек, среди них служитель культа Рожков Владимир Алексеевич.

Село Белое Озеро — единственный лишенный избирательных прав священник Урбанский Александр Александрович.

Село Большие Копены — 16 человек, среди них священник Миронов Степан Иванович и псаломщик Ибен Тимофей Гариевич.

Село Невежкино — 13 человек, двое из которых священники: Перов Александр Васильевич и псаломщик Анисимов Иван Федорович.

Село Атаевка — 5 человек, все церковнослужители и члены их семей:

  • священник Юнгеров Иван Сергеевич;
  • псаломщик Ястребов Василий Алексеевич.

Село Ключи — 24 человека, среди них:

  • Сапарин Алексей Фролович;
  • псаломщик Еремин Андрей Порфирьевич.

В других селах и деревнях также были проживавшие в них люди, лишенные избирательных прав:

  • в Андреевке — 3 человека,
  • в Воробьевке — 1 человек,
  • в Ковыловке — 3,
  • в Кологривовке — 3,
  • в Липовке — 7,
  • в Новой Красавке — 6,
  • в Старой Красавке — 6 человек и в других селах и деревнях.

Всего по Лысогорскому району в выборах 1928 года в местные советы не участвовали по причине лишения их избирательных прав 222 человека. 
Руководителем партии и «вождем всех народов» И. В. Сталиным был выработан и обнародован тезис о том, что с приближением к социализму будет обостряться классовая борьба внутри страны. На основе этого тезиса проводилась и соответствующая политика.

«Советская власть… будет проводить политику изоляции этих элементов, политику разложения врагов рабочего класса, политику подавления сопротивления эксплуататоров».

Для условий деревни это означало форсирование темпов коллективизации, вовлечение в колхозы все больших масс бедняцко-батрацких хозяйств с изоляцией от всей общественно-политической жизни зажиточных хозяйств, террора против них.

Ноябрьский (1928 г.) Пленум ЦК партии нацелил все партийные и советские органы на усиление интенсивности процесса вытеснения зажиточных хозяйств, на ужесточение комплекса социально-экономических и гражданско-правовых мер против них.

Фактически процессы косвенного и прямого раскулачивания зажиточной части деревни в наших местах начались значительно раньше — принятия партийных и государственных директив по этому вопросу.

В связи с очень низкими темпами хлебозаготовок в Лысогорском районе бюро райкома партии на заседании 14 февраля 1929 года решило: «п. 4. Поручить уполномоченным в селах Урицком, 1-й Сергиевке, Каменке, Большой Рельне, Больших Копенах, Атаевке и Шереметьевке организовать общественный и экономический бойкот одного-двух явных кулаков, не продающих хлеб государству (объявление на общих собраниях, вывешивание плакатов, черные доски, стенгазеты, исключение из кооперации, лишение права получения товаров, помола зерна на государственных мельницах) бойкот до тех пор, пока он не сдаст хлеб… »

Через полгода 29 июня 1929 года Политбюро ЦК ВКГ приняло резолюцию «О законодательных актах против кулачества при проведении хлебозаготовок», а также резолюцию «О расширении прав местных Советов в отношении содействия выполнению общественных заданий и планов», по которым местные советы получили право взыскания в административном порядке штрафа до пятикратного размера… с применением в случае отказа продажи имущества с торгов, а также право направлять дела… в порядке уголовного преследования как за сопротивление власти.

Одновременно с этими резолюциями была принята резолюция «Об использовании труда уголовно-заключенных», по которой всех осужденных судами на сроки более 3-х лет передавать в лагеря, организуемые ОПТУ.

Документ

«п. 7. На председателя Невежкинского потребительского общества тов. Мальчикова И. К. за невыполнение директивы Райисполкома по хлебозаготовкам и председателя Больше-Рельненского сельскохозяйственного товарищества Волкова за израсходование 10 % гарнцевой брони дела передать в суд, ускорить рассмотрение этих дел».

Так решило бюро Лысогорского РК ВКП 14 февраля 1929 года. Как видим, репрессии коснулись не только зажиточной части сельского общества, но и руководителей общественных организаций.

Члены бюро райкома партии единогласно решали судьбы людей, безжалостно отдавали под суд своих же младших по чину товарищей.

29 марта 1929 г. они отдали под суд уполномоченного райкома партии Спирина, назначенного для проведения хлебозаготовок в Николаевку, «за невыполнение плана хлебозаготовок и невыполнение директив о проведении бойкота».

Если первыми мерами борьбы с кулачеством были бойкот и увеличенные штрафы, то с середины 1929 года в руках партийных и советских органов появились более жесткие и жестокие меры воздействия на них.

8 июля 1929 г. бюро райкома ВКП решило «усилить меры взыскания с кулацко-зажиточной части села, не выполняющей планы хлебозаготовок, применяя к таковым, кроме ранее установленных мер воздействия (бойкот, кратное обложение), и ст. 61 Уголовного Кодекса — новый текст».

Но и зажиточная часть крестьян не хотела терять экономические выгоды своего положения, всячески сопротивлялась мерам, принимаемым со стороны советских органов к ним.

Кулаки выдвинули свои требования к партии и советскому правительству, определив свои задачи:

  • свержение Советской власти, установление диктатуры крестьянства в стране;
  • Советская власть без коммунистов-большевиков;
  • не делить крестьянство на отдельные прослойки: кулаков, середняков и бел ноту;
  • открыть частную торговлю, отменить государственную систему хлебозаготовок;
  • выступления против существующей системы налогов, индивидуального обложения и самообложения, против размещения займов;
  • проведение антиколхозной агитации.

Кулаки повели открытую борьбу против сельских активистов, руководителей хозяйств и обществ, они всячески укрывали от учета количество посевных площадей, искусственно сбрасывали поголовье скола в личных подворьях, пытались проникнуть в органы местной власти, различные комиссии при сельсоветах, в колхозы, делили скот и имущество среди членов своих семей, записывались в списки бедняков.

Всесоюзный Совет колхозов в октябре 1929 года опубликовал обращение «О дне урожая и коллективизации» с призывом «закрыть доступ в колхозы кулака».

Репрессиям и различным притеснениям подвергались в то время и члены семей зажиточных, занесенных в списки кулаков.

Документ

«Секретарю Лысогорского районного комитета ВКП от 21 июня 1929 г.

По имеющимся у меня сведениям, на курсах имени тов. Сталина в Саратове по подготовке в ВУЗ учится кулак из села Большие Копены Афанасьев Семен Тимофеевич, который имеет намерение пролезть в ВУЗ.

Там же на педфаке СГУ имени Чернышевского учится дочь лишенца из села Большие Копены бывшего помещика Лампетова Клавдия Михайловна. Прошу поставить в известность отборочную комиссию партийный коллектив СГУ.

Уполномоченный ГПУ по Лысогорскому району Федин».

«По имеющимся у меня сведениям, руководительницей детской площадки при сельхозартели имени Калинина-2 (село Невежкино) принята дочь расстрелянного за контрреволюционную деятельность Серебрякова. Она настроена антисоветски и крестьяне возмущены назначением ее.

Уполномоченный ГПУ Федин».

«Секретарю Лысогорского райкома ВКП(б) от 4 июля 1929 г.

Дочь шереметьевского кулака Вастренкова Александра Васильевна учится в Саратове в СГУ им. Чернышевского на медицинском факультете. Ей сельсовет выдал справки как беднячке, пользуясь разделе имущества между ею и отцом. Она получает стипендию как беднячка.

Прошу выяснить причины раздела имущества и основания выдач справки.

Уполномоченный ГПУ Федин».

 

Обычным в то время было соответствующее решение властей на подобные запросы — дети лишенцев также лишались многих прав, в том числе права на учебу в ВУЗе.

15 января 1930 года начала свою работу комиссия Политбюро ЦК ВКП по выработке мер в отношении кулачества во главе с В. М. Молотовым.

30 января 1930 года принято секретное постановление Политбюро ЦК ВКП «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации».

Все районы саратовского побережья относились тогда к районам сплошной коллективизации, в том числе и Лысогорский район.

В этих районах отменялось действие законодательства об аренде земли и найме рабочей силы, запрещалось самовольное переселение кулацких семей.

У кулаков подлежали конфискации все средства производства, скот, хозяйственные и жилые постройки, предприятия по переработке сельхозпродукции, кормовые и семенные запасы.

Кулачество подразделялось на четыре категории:

  • «контрреволюционный кулацкий актив немедленно ликвидировать путем заключения в концлагеря...»;
  • остальные элементы кулацкого актива, особенно из наиболее богатых кулаков и полупомещиков, — подлежат высылке в отдаленные
    местности СССР, а в пределах данного края — в отдаленные районы;
  • оставляемые в пределах района кулаки — подлежат расселению на новых, отводимых за пределами колхозных полей, участках;
  • прочие.

Документ

«Совершенно секретное письмо Аткарского окружного комитета ВКП(б) о расселении и устройстве раскулаченных хозяйств
(от марта 1930 г.)

  • раскулаченные хозяйства должны существовать за счет своего труда...;
  • выделить им худшие земельные участки, рассчитанные на 30— 40 хозяйств, находящиеся вдали от лесов, дорог и населенных пунктов;
  • запретить продажу с торгов конфискованного у кулаков имущества, за покупку части этого имущества отдавать под суд».

Проект расселения кулацких хозяйств и намеченных пунктов организации кулацких поселков был утвержден на заседании бюро Лысогорского райкома ВКП 22 июля 1930 года.

Меры репрессивного воздействия в отношении 1-й и 2-й категории кулаков планировалось провести в течение ближайших 4-х месяцев (февраль — май 1930 г.).

При этом районным исполкомам разрешалось оставлять на месте членов семей кулаков временно или постоянно и определять к населению. Выселение кулаков планировалось в округа Северного края, Сибири, Урала и Казахстана.

Выселяемым кулакам разрешалось при конфискации имущества оставлять для себя и членов семьи минимум одежды, предметов домашнего обихода, деньги в сумме до 500 рублей на семью.

Оставляемые в специальных поселках в пределах края кулаки получали производственные задания и планы сдачи государству сельскохозяйственной продукции.

Изъятые земли и инвентарь подлежали передаче в неделимые фонды колхозов, жилье и постройки — бедноте, сбережена и облигации — Накомфину, пай и вклады в сельхозкооперативы — в фонд коллективизации, золото и драгоценности — госбанку.

В Нижне-Волжском крае, определенном для сплошной коллективизации, во всех районах и сельсоветах были срочно созданы особые комиссии.

Крайком ВКП и Крайисполком направили в окружные органы власти подробные директивы по проведению раскулачивания, в которых определялись и количественные показатели по раскулачиванию.

Документ

«Аткарский округ
1 -я категория (аресты и заключения)                  440 чел.
2-я категория (выселение из пределов края)        990 чел.
3-я категория (выселение из пределов округа)     220 чел.
4-я категория (выселение из пределов колхоза)   1850 чел.
ВСЕГО:  3500 чел.».

Кто и как определял меры, применяемые к кулакам?

В отношении лиц, отнесенных к 1-й категории, все меры принимало ОГПУ, в отношении других категорий — местные органы власти со специально созданными коллегиями, тройками.

Документ

«Секретно. Урицкой ячейке ВКП от 27 августа 1929 г.

Просим сообщить о мощности хозяйства Гордеева Ивана Федоровича, сын которого учится в музыкальном техникуме в г. Саратове, а также сумму уплачиваемого единого сельскохозяйственного налога в 1929—1930 гг.

Секретарь райкома ВКП Осипов. Технический секретарь Зубков».

«Ответственному секретарю Лысогорского РК ВКП Осипову.

Гордеев И. Ф. пользуется земельным наделом, и имущественное положение состоит из следующего; дом, две лошади, две коровы, 10 овец. По дифференциации отнесен к группе зажиточных.

Секретарь партячейки Шевцов».

Значит, крестьянин Гордеев И. Ф. из с. Урицкого и многие сотни равных ем> по мощности крестьянских хозяйств могли быть в списках на выселен ле из родных мест.

Документ

«Райполеводсоюз предлагает имеющееся в колхозе кулацкое имущество раслределять по батракам в счет натурального пая колхоза, но не считать это имущество собственностью батрака».

«….предлагаем немедленно начать передачу сельсоветами кулацких озимых посевов колхозам».

Комиссии при сельских советах по раскулачиванию имели большей выбор в каждом селе для составления списков на раскулачивание, порей уже без учета многих данных и даже по мотивам личных отношений.

Документ

«Общие сведения по Широко-Карамышскому земельному обществу за 1928 г.

с. Широкий Карамыш         — домохозяйств      — 560;
пос. Песчаный                  — домохозяйств      — 36;
хутор Калачная Поляна     — домохозяйств      — 5.
ВСЕГО:      — 601 домохозяин.
Без скота                         — 43;
с 1 лошадью                     — 314;
с 2 лошадьми                   — 77;
с 3 лошадьми                   — 3;
коров                              — 637 голов;
волов                              — 252 голов;
коз                                 — 860 голов;
свиней                           — 190 голов.

В селе имеется: Широко-Карамышское единое потребительское общество в количестве 451 чел., артель «Калачная Поляна», почта, ветеринарный пункт, школа, изба-читальня, нардом».

Какая богатая база для раскулачивания только в этом селе!

Порядок проведения раскулачивания и представляемые переселяемым в другие районы СССР были определены специальной инструкцией от 11 февраля 1930 г. 

Переселяемым разрешалось взять с собой продовольствия из расчета на 3 месяца для всей семьи, посуду, одежду, обувь, белье, инструменты для работы на новом месте.

Кулакам, переселяемым в пределах края, оставлялась одна лошадь, одна корова, минимум сельхозинвентаря. Кулацкую конфискованную мебель использовали для создания колхозных детских садов и яслей.

Кулацким дочерям разрешалось выходить замуж за местных парней при гарантии жениха.

Все эти мероприятия внесли в крестьянскую среду огромный раскол на две части. Почти ежедневные собрания бедноты, жаждущей получить какую-то часть раскулаченного имущества, очень часто выливались в сведения личных счетов, даже установленные социально-экономические и политические критерии и оценки не всегда учитывались.

В партийные и советские органы часто поступали сообщения о хищениях имущества раскулаченных семей, взяточничестве, о доносах, пьянстве, применении физических мер насилия и т. д.

Документ

«Резолюция по докладу о состоянии и работе Чадаевской партячейки.

  1. Партячейку как идеологически разложившуюся распустить.
    Исключить из рядов ВКП тов. Ящечкину, Спирина, Николаеву, Лягузева, Авдееву и Таранова. Спирина, Таранова, Николаеву и Ящечкину с работы снять.
  2. Предложить фракции Лысогорского райисполкома распустить президиум Чадаевского сельсовета и все материалы передать судебно-
    следственным органам для расследования. Тов. Таранова с работы председателя сельсовета снять.
  3. Предложить фракции Райкрестьянсоюза правления колхоза «Гигант» в с. Чадаевка распустить, материалы передать судебно-следственным органам для привлечения к судебной ответственности.
  4. Предложить начальнику Райуправления милиции произвести изъятие приобретенного кулацкого имущества партийцами и членами
    Чадаевского сельсовета.
  5. Рекомендовать на должности:
    — председателя колхоза «Гигант» — тов. Голикова;
    — председателя Чадаевского сельсовета — тов. Щетинкина;
    — секретаря партячейки — тов. Фадеева».

Эта резолюция была принята на заседании бюро Лысогорского
Райкома ВКП 26 августа 1931 года.

Документ

«Совершенно секретно.

Предварительные итоги работы по ликвидации кулачества как класса.

Работа по ликвидации кулачества в Лысогорском районе проведена удовлетворительно, партийные организации на местах с этой работой не справились.

Недостатки в работе при раскулачивании:

  • грубость в период раскулачивания (Широкий Карамыш), отбирали у кулаков все начисто (Шмакова балка, Большие Копены);
  • заказ ужина на квартире у кулака (уполномоченный Лебедев в село Невежкино);
  • водили по деревне только что отелившихся коров кулака (Широкий Карамыш)».

2 марта 1930 г. газета «Правда» публикует статью И. В. Сталина

«Головокружение от успехов», а 30 апреля 1930 г. было принято и отправлено в краевые и областные органы закрытое письмо ЦК ВКП «О задачах колхозного движения в связи с борьбой с искривлениями партийной линии».

Политбюро ЦК партии подчеркнуло: «Если бы не были приняты меры против искривления линии партии, мы имели бы теперь широкую волну повстанческих крестьянских выступлений, добрая половина низовых работников была бы перебита крестьянами… было бы поставлено под угрозу наше внутреннее и внешнее положение».

По предложению М. И. Калинина 9 апреля 1930 года была создана специальная комиссия при ВЦИК СССР по проверке состава высланных в Северный край крестьян.

— при Нижне-Волжском крайисполкоме создается специальное бюро жалоб.

На местах стали принимать апелляции и жалобы от крестьян, ранее раскулаченных, в результате чего некоторая часть их была реабилитирована».

Итоги всей этой работы таковы:

— по Аткарскому округу, в который входил и Лысогорский район, было ликвидировано 4231 хозяйство, 1068 семей высланы за пределы
края.

Никакой статистики или учета конфискованного имущества на местах не было, раскулаченным выдавали справки с места жительства о составе семьи и взятом с собой имуществе.

Самая активная работа по раскулачиванию была завершена к лету 1930 года, но на этом не закончилась.

13 октября 1930 г. ВЦИК и Совет народных комиссаров СССР приняли постановление «О наемном труде в кулацких хозяйствах», а 13 ноября — «О недопущении кулаков и лишенцев в кооператив».

И снова во всех сельских советах заработали особые комиссии, бедняцкие группы, тройки по конфискации имущества.

Работа по раскулачиванию зажиточной части крестьян в Лысогорском районе проводилась периодами нарастания активности всех органов власти, чередовавшимися с небольшими по срокам периодами затишья и отступления от высоких темпов раскулачивания.

Документ

«О пересмотре репрессий, применяемых к середняцкий и зажиточно-середняцким хозяйствам по хлебозаготовкам.

Создать комиссию в составе заместителя прокурора тов. Федяевой, нарсудьи тов. Рузаева, уполномоченного контрольной комиссии Рабоче-крестьянской инспекции Хадерер для проверки решений по раскулачиванию.

В отношении тех середняцких хозяйств, к коим кратирование применено сельсоветами и дело через суд не проходило, решения сельсоветов должны утверждаться райисполкомам.

Раскулаченные хозяйства, не восстановленные, кратированные в свое время как по постановлению судов, так и сельсоветами, подлежат пересмотру.

Проверить исполнение решений Окружного комитета ВКП и районного Комитета ВКП по вопросу лишения избирательных прав середняков, возврата имущества ошибочно раскулаченным, вышедшим из колхоза и прочим».

Колебания в требованиях к организации раскулачивания продолжались в течение всей этой кампании 1929-1931 гг., руководители местных органов власти порой терялись в принятии тех или иных решений.

Документ

«За непроявление достаточной чуткости в отношении выполнения директив партии в части составления индивидуальных планов хлебозаготовок для кулацко-зажиточных хозяйств и нерешительный нажим со стороны Больше-Копенской ячейки ВКП ответственному секретарю Болыне-Копенской ячейки ВКП тов. Голикову объявить выговор».

Все эти решения и действия местных органов партийной и советской власти вызывали у крестьян и соответствующую реакцию на эти дела: по району прокатилась массовая волна выходов из колхозов, наметился рост случаев крестьянского возмущения и сопротивления властям.

Документ

«Заслушав и обсудив доклад прокурора Аткарского участка Саратовского округа Нижне-Волжского края тов. Арефьева о результатах работы по раскрытию имеющих место террористических актов преступного элемента против деревенского актива Лысогорского района, бюро райкома ВКП отмечает, что факт преступления зажиточной верхушечной части деревни налицо.

  • все раскрытые дела по террористическим актам переданы для дальнейшего производства расследования уполномоченному ГПУ г. Саратова тов. Алексееву.
  • бюро РК ВКП отмечает, что преступность в Лысогорском районе в основном за истекшие три года имеет тенденцию понижения, особо
    отмечает отдельные виды преступлений — самогоноварение, хулиганство и лесонарушения.

Секретарь РК ВКП Зубков».

Документ

«Предложить судебно-следственным органам провести расследование фактов срыва пленума Федоровского сельского совета.

Имея в виду, что группа хулиганов, используемая классовым врагом, систематически ведет работу по срыву массовых мероприятий и собраний, деморализует население села Федоровки, предложить прокуратуре найти законные способы выселения хулиганов из пределов района.

Имея в виду массовое недовольство колхозников приговором по делу кулацкого вредительства в колхозе, предложить прокуратуре приговор народного суда по этому вопросу опротестовать».

Здесь, в Нижне-Волжском крае в начале 30-х годов XX века путем массированного террора по отношению к крестьянству был нанесен тяжелый удар всему народу, страдали зажиточные крестьяне — кулаки, страдали и беднейшие слои населения.

Крестьяне, в течение многих лет проживавшие в одном селе, в одном сельском обществе в одинаковых экономических и природных условиях, породнились многими родственными и кровными связями, бедняки часто поддерживали и помогали кулакам вести свою борьбу с мерами, направленными против них.

В газете «Лысогорский колхозник» была помещена статья корреспондента К. Клюшкина под названием «Вылазки кулацкого отрепья» (по материалам расследования).

В сентябре месяце 1932 года на полевом стане сельхозкоммуны «Парижская Коммуна» Лысогорского района (с. Широкий Карамыш) уже раскулаченные местные жители Земсков, Кулешов, Рябоконенко и Гиевой избивали членов коммуны, в том числе и молодых женщин и девушек, ложками по мягкому заднему месту, приговаривая при этом: «Это — вступительные в коммуну».

Они организовали так называемый «Союз МТС», угрожали колхозникам, ловили верхом на конях людей веревками, избивали их.
Бывший секретарь партячейки Мосугин — зять кулака, снят с работы и исключен из членов партии. Все эти люди находились под следствием Лысогорской райпрокуратуры.

Стихийные выступления и хулиганство отдельных групп крестьян были прекращены, виновные осуждены.

Все крестьяне страны были полностью подвластны центральному и местному органам управления.

Итогам всей длительной кампании по раскулачиванию радоваться было некому — ни одному из трех слоев крестьянства — кулакам, середнякам и бедноте.

Документ

«Из протокола заседания бюро Лысогорского райкома ВКП от 21 августа 1931 г.

Порядок укомплектования колхозных ферм поголовьем скота:

  • за счет обобществления вторых коров у колхозников согласно Уставу колхоза в тех местах, где организованы молочно-товарные фермы, и за счет покупки коров на средства колхоза;
  • молочно-товарные фермы укомплектовать за счет стягивания коров, изъятых у раскулаченных хозяйств и переданных колхозами в единоличное пользование колхозников».

Точно такими же мерами в колхозах района в 1932 году создавались 10 свиноводческих товарных ферм, 8 овцеводческих, 5 молочно-товарных и одна птицеводческая.

Репрессивным мерам в то тяжелое для крестьян время подвергались не только зажиточные сельские люди, но и другие.

Чистке были подвергнуты колхозы, только что созданные под руководством секретарей партийных ячеек и сельсоветов, работники аппарата райисполкома и всех его подчиненных структур, работники общественных организаций Райпотребсоюза, кредитных сельскохозяйственных товариществ, военнослужащие, а также была проведена чистка партии.

Из архивного дела «Секретная переписка Лысогорского райкома ВКП за 1929 год» мы сделали некоторые выписки и представляем читателю.

Документ

«Секретно. Протокол № 1 заседания райкомиссии по проверке кооперативного аппарата Лысогорсого района от 7 января 1929 г.

Присутствуют: Савельев, Субботина, Хадерер, Галкин, Зубков.

Повестка дня: рассмотрение материалов на работников кооперативного аппарата.

По Больше-Рельненскому сельпо рассмотрено 11 человек.

Сняты с работы:

Краснов Петр Иванович — зав.мельницей, не выдерживает четкой классовой линии;

Аношин Никита Петрович — член правления сельпо, не ведет общественной работы;

Лапенков Николай Николаевич и другие.

По Больше-Копенскому сельпо рассмотрено 29 человек. Сняты с работы 9 человек.

По Уриикому сельпо рассмотрено 9, снято 4 человека.

По Юнгеровскому сельпо рассмотрено 7, снят 1 человек.

По Лысогорскому кредитному сельскохозяйственному товариществу рассмотрено 11 человек, снято 4 человека, в том числе Белопахов Иван Павлович — кассир товарищества, снят с работы как бывший частный торговец».

На очередном заседании этой же комиссии было рассмотрено 158 дел работников райорганизаций, многие из них уволены с работы.

Документ

«Секретно. Лысогорскому РК ВКП.

Запрос от партийного бюро 15-го отдельного батальона территориального резерва (пос. Татищево) от 13 марта 1929 г. о хозяйственном и имущественном положении семьи тов. Виноградова Бориса Леонидовича в связи с проверкой состава парторганизации и предстоящей чисткой».

Ответ секретаря Лысогорского РКВКП Зубкова от 13 апреля 1929 г.

«Виноградов Б. Л. — сын псаломщика, учился на псаломщика, РО революция не дала ему закончить образование. Отец его во время революции умер, имущества в селе Федоровка не имеется».

Так проводились всевозможные проверки и чистки, так круто и безосновательно менялись судьбы многих наших земляков.

Когда нашей стране потребовалось защищать землю и государство от фашистских захватчиков, многие наши земляки, как и весь советский народ, поднялись с оружием в руках на защиту своих детей, стариков. Многие из значившихся в списках, кому было выражено недоверие, отдали свои жизни за свободу и независимость нашей Родины, многие вернулись инвалидами с боевыми наградами.

Значившийся в списках член правления Больше-Рельненского сельпо Аношин Никита Петрович погиб на территории Германии 22 февраля 1945 года, только Красновых — родственников бывшего заведующего мельницей из с. Большая Рельня не вернулось с фронтов Великой Отечественной войны 7 человек.

Сыновья псаломщика Виноградова из с. Федоровки проявили себя достойными патриотами: старший сын его, школьный учитель Виноградов Николай Леонидович, погиб в бою 18 июля 1943 г., похоронен в Харьковской области: младший сын, Виноградов Борис Леонидович, после ответа из Лысогорского райкома партии продолжал службу в рядах Красной Армии коммунистом и командиром, стал генералом, приезжал в родн

1265
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...